Закрыть ... [X]

Когда сменят путина 2018


Закрыть ... [X]

И гораздо важней картинки инаугурации нового старого президента, что покажет всей стране и миру центральное телевидение та картинка, что уже сейчас рисуется в головах кремлевских стратегов. В это эпическое многофигурное полотно отставок, перестановок и новых назначений, пока еще не покинувшее даже в виде набросков и этюдов художественно-политического ателье Старой площади, тем не менее, уже сейчас следует вглядеться повнимательней.

Тем более, что и сам "холст", "подрамник" и прилагающий к нему роскошный "багет" в значительной мере заимствованы от картины актуальной политической реальности, а значит могут быть смело подвергнуты "искусствоведческому" анализу, даже не прибегая к сложным экспертизам и иному гаданию на кофейной гуще.

Веселая и относительно беззаботная жизнь губернаторского корпуса, ушедшая в прошлое вместе с "майскими" указами 2012 года, переложившими на регионы значительную часть ответственности за развитие социальной  и бюджетной сферы в новом политическом сезоне может стать еще более сложной и не лишенной простора если и не для подвига, то уж точно, для проявления личного мужества. 

Вместе с усилившимся давлением силовиков – ФСБ и Следственного комитета на верхушку региональной бюрократии это будет означать, что для того, чтобы провести еще одну волну кадровых перестановок в регионах, нужно будет не только реанимировать проекты формирования кадрового резерва, но и провести убедительную разъяснительную работу с кандидатами на высшие посты в исполнительной власти субъектов Федерации. Чтобы потом в отсутствие внутренней мотивации  врио губернаторов не просиживали бы штаны в московских ресторанах, облюбованных ими еще в те времена, когда они обретались в комфортных для них должностях заместителей федерального министра, а ретиво отрабатывали задачи, поставленные перед их десантированием  на региональную политическую грядку. 

Итак, какие же задачи ставятся перед выпускниками "Кремлевского Хогвартса" перед заброской в регионы? Что при Вячеславе Володине, что при Сергее Кириенко для Кремля важно видеть в губернаторах две принципиально важных вещи: системную лояльность  и картинку "бысть тишина велика в земли", где "тишина велика" – отсутствие серьезных социальных и политических возмущений на вверенной территории. Последняя версия президентского указа о критериях оценки эффективности региональных властей, конечно, декларирует еще много показателей текущей деятельности, но все они по большому счету второстепенны. И в условиях поддержки населением проводимого главой государства политического курса всеми ими можно смело пренебречь, веселым свидетельством чего является бродящая в недрах Администрации Президента шутка про двух с половиной губернаторов Никитиных, где два Никитина – это однофамильцы, действующие главы Тамбовской и Новгородской областей, а еще половина – это врио губернатора Нижегородской области.

Отражая определенный волюнтаризм кремлевской бюрократии по отношению к региональной кадровой политики, когда вполне допустимы такие зигзаги, как назначение мэра Череповца на должность губернатора в Сибирском федеральном округе, это, очевидно, является проявлением набирающей обороты тенденции, когда кадровый костяк губернаторского корпуса составят вымуштрованные лояльные управленцы универсальной компетенции, которым без разницы  чем и где управлять – заводом ли, армейским корпусом или отдаленной провинцией. Очевидно, что и в ближайшие несколько лет губернаторов скорее будут прививать к региональному подвою, чем выращивать их в местных условиях, давая впитывать региональной (и уж не дай-то Бог, национальный) менталитет и обрастать коррупционными связями. Возможно даже, что в недрах региональной политики даже появится еще один "трижды губернатор" Олег Кожемяко, как известно, поработавший главой трех разных регионов, правда, одного и того же – Дальневосточного федерального округа.  

При определенной эффективности этой модели нужно отметить, что ее слабыми сторонами является эффективность только в условиях сильного федерального правительства, потенциальная конфликтность, когда региональные элиты консолидируются и отторгают кремлевский политический имплант, коррупциогенность, которую несложно проиллюстрировать многочисленными посадками губернаторов-назначенцев раннего путинского и медведевского призывов. 

Наконец, для этой модели особенно важен и человеческий фактор. Штучность, уникальность такого рода управленца должна быть на порядок выше, чем в условиях, скажем, естественной конкурентной модели, рождавшей, пусть, и не особо подготовленных, но хорошо знающих свои региональные особенности  лидеров. Способен ли Кремль, как заправский фокусник, пачками доставать таких спецов из своего кадрового кармана станет очевидно, если и не в этом году, то в самом ближайшем будущем. Менять в регионах, как показывают что кремлевские, что независимые рейтинги эффективности еще есть кого. Да и сама принятая на вооружение модель политического десантника с кремлевским мандатом предполагает, что ротация глав регионов окончательно узаконена в качестве системного элемента устройства внутренней политической жизни страны. 

Но, если уже заявившие о себе тенденции в региональной политике позволяют с той или иной степени достоверности прогнозировать тенденции на региональном уровне, то как обстоит дело с федеральным уровнем, по определению, вызывающим наибольший интерес среди самих игроков и любопытствующей публики? Не секрет, что уже сегодня в столичных политических салонах активно обсуждают "крамольные" политические вопросы: "Ждать ли смены курса?","Кто войдет и кто не войдет в Правительство Путина-2018?", "Кто может заменить Медведева, Вайно и Набиуллину?" Солидаризируясь со скептиками, не верящими в стратегические перемены курса Путина в период в 2018-2024 годы, следует заметить, что вероятность переназначение действующего премьер-министра на аналогичный пост в новом правительстве,  которое с мая-июня 2018 года приступит к работе в качестве правительства вновь избранного президента, весьма велика. И удары по имиджу Медведева со стороны Навального, слухи о его замене на нынешнего руководителя Администрации Президента, назначении на некий объединенный "суперсуд" пока не дают оснований полагать, что обкатанная модель тандема Путин-Медведев будет заменена на другую. В этом смысле предвыборное выступление Путина на состоявшимся в декабре прошлого года съезде партии "Единая Россия" было больше похоже на завуалированное обещание президента и после мая 2018 года ключевые вещи в российской политике оставить на тех же местах, где они располагались до этого. 

Понятно, что депутаты-единороссы в Государственной Думе легко проголосуют и не за Медведева на посту премьера, а за любое иное ФИО, обозначенное в доставленном на Охотный ряд кремлевским фельдъегерем пакете. Но обойтись при этом без объяснений и легендирования не смог бы даже и Путин. Поменять премьера все-таки не так легко, как поменять генерального прокурора. Отсутствие даже прозрачных намеков на это позволяет предполагать, что нынешний хозяин Белого дома на Краснопресненской набережной таковым и останется на как минимум значительную часть следующего президентского срока, то есть, до решения вопроса о преемнике 2.0. 

А тогда, значит, что и все игры и информационные вбросы и атаки на премьера можно рассматривать только как элемент договоренностей об облике и кадровом составе будущего правительства. В России, как и во многих других странах именно на стыке рельсов одного политического сезона с другим принято договариваться об основных направлениях курса будущего правительства, подбирая под него конкретные персоналии, которые потом займут министерские кресла.

В этом смысле, образно говоря, всех больше интересуют не фамилии на начищенных до блеска латунных табличках, а те решения и действия, которые будут принимать и реализовывать люди с этими фамилиями. Сравнивая советскими временами, важно понять, станет ли Медведев после мая 2018 года новым Алексеем Косыгиным – энергичным реформатором и носителем новых подходов к развитию экономики либо превратится в застойного Николая Тихонова – певца забронзовевшего режима.

Однако, чем больше откладывается (по крайней мере в публичной плоскости) принятие окончательного решения по  кандидатуре премьера четвертого путинского срока, тем больше видимых публике усилий новый старый премьер должен будет продемонстрировать, решая вопросы определения состава нового правительства, расстановки топ-менеджеров в ключевых государственных корпорациях и компаниях. Заявленный Путиным курс на перезагрузку общественно-политической системы страны, обновление лиц во власти, ставка на приход молодых профессионалов (конкурс "Лидеры России" и т.д.) неизбежно затронет и Белый дом.

Сохранение на своем посту не слишком популярного в народе и элитах премьера, очевидно, будет компенсировано если и не поголовной (президентские министры-силовики явно не в счет), то достаточно заметной сменой членов кабинета. "Под топор" обновления могут попасть не только рядовые министры, но и вице-премьеры. Ожидают аналитики замены и в руководстве  системообразующих банков и компаний. На наш взгляд, ждут прихода новых людей Роскосмос,  регулярно попадающий со своими неудачными пусками в топ "плохих новостей", АСВ, которую, похоже, уже устал докапитализировать Центробанк.

Не ясно будущее руководства ФСК ЕЭС и Россетей. Весьма вероятны кадровые перестановки и в Объединенной судостроительной компании, руководство которой, как писала недавно пресса, было  вынуждено признать, что выполнение гособоронзаказа на ее верфях находится под угрозой срыва.

Так, несмотря на принятие новой госпрограммы вооружения, график спуска на воду АПЛ «Князь Олег» уже несколько раз переносили, под угрозой изготовление специальных корпусов для ядерных реакторов атомных подводных лодок  для подводного флота ВМФ России на волгоградском металлургическом комбинате "Красный Октябрь" и одноименном металлургическом заводе в Саратове. Недолговечным в отличие от его предшественника – Владимира Якунина может оказаться и руководство в РЖД нынешнего председателя правления – Олега Белозёрова. В конце концов, куда-то же нужно будет трудоустраивать уходящих министров, работавших с ними в аппаратной связке замов и иных членов управленческой команды?!

Однако, вполне возможно, что наибольшие изменения могут принести не вызывающий всеобщий интерес кадровые изменения на капитанских мостиках гигантских госкорпораций, а почти незаметные по меркам всего аппаратно-политического ландшафта, весьма скромные изменения в самой Администрации Президента и входящих в ее политический контур структурах. Очень многое, хотя и не очень сразу может измениться с приходом новых людей, выдвинувшихся на волне обновления политических команд через механизм конкурса "Лидеры России", финал которого состоится уже в феврале 2018 года. Тем более, что к лету – периоду активной перетряски Правительства и к сентябрю – Единому дню голосования, после которого начнут формировать свои команды губернаторы, финалисты и  победители конкурса ещё больше повысят свою квалификацию.  Однако задача конкурса – не только помочь органам власти в разовом подборе персонала.

Цель куда более глобальна – изменить формировавшуюся веками и особенно заметно – в последние годы парадигму выдвижения во власть не по способностям и таланту, а по крови и степени приближенности, сконструировать и обеспечить работу социального лифта для энергичных и активных управленцев во всех сферах. Очевидно, что страна нуждается и в институционализации стратегического прогнозирования и планирования.

В этой связи первым шагом к созданию такого механизма было бы создание постоянно действующей группы визионеров, впередсмотрящих – комиссии по перспективным проектам в сфере образования и науки, отвечающей на вызовы приближающегося нового технологического уклада, неизбежных с его приходом изменений в социальной сфере. И работающий в инновационном ключе бизнес, и часть Академии наук явно приветствовали бы решение главы государства, избранного 18 марта 2018 года, об образовании в структуре Администрации Президента позиции уполномоченного президента по технологическому развитию с функциями координации усилий государственных и общественных институтов в этом направлении.

Назрели столь же нестандартные решения и по реформированию приводного ремня государственного управления – чиновничьего корпуса, за шесть лет вполне адаптировавшегося к различным экспериментам в духе "Открытого правительства" и нуждающегося в нормальном системном механизме управления развитием  гражданской службы из единого центра. Им могла бы стать специализированная Федеральная служба по вопросам государственной службы и кадровой политики или соответствующая по функционалу структура в Администрации Президента.

Наконец, еще один важный вопрос: что делать  после выборов с армией волонтеров и активистов, завербовавшихся в разбросанные по городам и весям предвыборные штабы В.В.Путина?

Очевидно, нужен новый формат применения их общественной активности – если и не прямо повторяющий в своей схеме "Народный фронт", то похожий на него по принципу отбора и формирования, но более заметный по способу мысли и образу действий. Так что, не вдаваясь в подробности, можно сказать, что предстоящие в мае-июне перемены затронут не только региональный и федеральный уровень власти, но и важные общественно-политические институты. Получается как раз два с половиной правительства...

Вадим Берлов


Источник: https://www.gosrf.ru/news/34557/



Рекомендуем посмотреть ещё:



Похожие новости


Как восстановить гугл аккаунт 2018
Сколько идет паром через керченский пролив 2018
Как начисляется амортизация основных средств в 2018 году
Однажды в сказке новая серия 2018
Смотреть премьеры фильмов 2018 в нд 720 качестве уже вышедшие
Как смотреть серию и номер аттестата 2018


Когда сменят путина 2018
Когда сменят путина 2018


Кто будет президентом после Путина в 2018: предсказания экстрасенсов
Медведев уйдет? Какого премьера ждать в мае 2018 года? Регионы России




ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ